Artemiz
В дополнение к предыдущему посту про шизоидов напишу подробнее про то, каким образом
«Шизоиды людям не доверяют. Они делают это не так как параноиды, которые подозревают людей в конкретных дурных намерениях и ощущают тревогу. Шизоид никого не в чем не подозревает и ни о чем конкретном не тревожится. Чтобы кому-то не доверять, надо хоть кому-то доверять. Шизоид же вообще не знает, что такое доверие, поэтому и недоверия не ощущает. Но оно у него есть.»
А есть у шизоидов так называемое базисное недоверие. Или отсутствие базисного доверия.

Базисное доверие - это не благоприятное мнение о конкретных вещах. Это фундаментальное ощущение, зародившееся в младенчестве и с тех пор надежно и незаметно угнездившееся в мозгу.

Для начала отвлечемся от психоаналитического базисного доверия и вспомним хорошо известный всем носителям христианской культуры пример доверия, которое тоже не означает благоприятного мнения о чем-то частном, а означает доверие как что-то базовое - а именно религиозную веру и грех уныния. В мире творятся плохие и хорошие вещи, но хорошему христианину полагается верить, что миром правит милосердный бог, что он их любит, что естественный порядок вещей, пусть не всегда приятный, но всегда правильный - ведущий к лучшему. А мысль, что в миром правит нечто злобное и не ведет все творящееся ни к чему хорошему - есть грех уныния. Смекаете? Верить, что вот это конкретное дельце ведет к классной развязке не обязательно, но верить в правильность мира и глобальный хэппи-энд обязательно.
Тут надо заметить, что вера - гораздо более сложно утроенная штука, чем ощущение, потому что включает еще и суждение взрослого человека. Но, по-моему, этот пример, неплохо помогает понять, о чем дальше пойдет речь. Остается только упростить до предела - от веры взрослого до ощущений грудного младенца.

Младенец этот при том, что интеллекту его еще пару лет расти хотя бы до уровня шимпанзе, переживает революционные перемены и по-своему их воспринимает. Он «выныривает» из матки, обретает индивидуальную форму, перестраивается на иной образ дыхания, питания, пищеварения, у него появляется возможность потрогать, посмотреть, понюхать, в его мозгу постепенно прорезается, что он и окружающий мир - это разные взаимодействующие между собой вещи, он пытается нащупать рычаги управления... Что-то в этом процессе доставляет ему удовольствие, что-то доставляет неудовольствие. Какое-то из этих ощущений преобладает. В мозгу человека закрепляется либо ощущение базисного доверия - все под контролем, мир приветлив и надежен, происходящие с ним изменения ведут к лучшему - либо ощущение базисного недоверия - беспомощность, мир наполнен борьбой и хаосом, творится какая-то непонятная хрень. Здоровая человеческая психика - та, которая тянется к любви и верит в добро - формируется на фундаменте базисного доверия. На фундаменте базисного недоверия формируется иное мироощущение - вы никогда не сможете по-настоящему объяснить, что такое добро и зло, человеку, который не ощущает базисного доверия. Нет, соответствующие слова он услышит и даже научится ими оперировать и даже, возможно, виртуозно оперировать. Но это будет что-то вроде восприятия светофора дальтоником, который видит не верхний красный и нижний зеленый сигналы, а только верхний и нижний.

Кстати, если вы сейчас подумали о мрачном-мрачном типе в черной-черной атмосфере предающемся размышлениям о безграничной боли бытия и о смерти, то это вы зря. Такое мироощущение тоже формируется на основе базисного доверия. Только тут есть нюанс: добрый мир он существует, но он не для проклятых.
При базисном недоверии добрый мир просто тупо банально не существует вообще никак и ни для кого. Соответственно его ценность нулевая. Соответственно огорчительность хаотического мира - тоже нулевая. Так что носителя базисного недоверия депрессивное мироощущение впечатляет так же мало, как нормальное. Правда, это лично ему так кажется, что огорчительность нулевая. А психоаналитики говорят, что человеческая психика абсолютно жестко заточена на развитие только по сценарию базисного доверия и для того, чтобы не сдохнуть (причем в самом прямом смысле) от УЖАСА, вступив на путь базисного недоверия, ей требуется серьезная психопатическая перестройка, которая избавит ее от переживания этого ужаса.

Вообще любая психопаталогия строится вокруг излюбленной психической защиты. Сначала защита помогает избавиться от переживания неприятного восприятия какой-то реальности. Потом защита становится устойчивым способом восприятия и теряется способность воспринимать любую реальность без искажения. Шизоид, к примеру, пользуется примитивной изоляцией - уходом от переживаний. Диссоциальный пользуется всемогущим контролем - тотальным отрицанием своего бессилия и погоней за всемогуществом.

Возвращаясь к вопросу о том, как именно не доверяют людям носители базисного недоверия... Не доверяя, они не думают, что их сосед, которому полагалось бы быть прекрасным человеком, а не тем говнюком, каким он почему-то является, установил за стенкой вредоносный излучатель, чтобы их извести. Они ощущают и себя, и своего соседа, и вообще всех людей на свете голодными хтоническими существами, носящими - кто более успешно, кто менее успешно - цивилизованную человеческую личину. Поведение этих существ никак не меняет тот факт, кем они по сути являются. Поэтому носитель базисного недоверия может быть абсолютно точно убежден, что его сосед в данный момент не представляет для него опасности, а, напротив, приносит пользу, но при этом все равно ощущать напряжение контакта.
Причем данное ощущение не всегда является осознанной частью характера этого человека. Человек может натренироваться его успешно не замечать точно так же как может натренироваться успешно не замечать любое другое свойство своего характера, имея о себе превратное мнение. Шизоиды частенько бывают циничными мизантропами. Но бывают шизоидные индивиды, которые думают, что человек - существо прекрасное, и могут с кайфом философствовать на эту тему. Но вот на практике почему-то стремятся к одиночеству... :) Причем, чем более они чувствуют себя не на высоте - к примеру, ослабленными болезнью, усталостью или горем - тем больше их желание очутиться в безопасности от этих «прекрасных» человеческих существ. И испытывают они при том, поверьте, не стыд, что их кто-то увидит слабыми (шизоиды этого не стыдятся), а страх перед незащищенным контактом с тем самым голодным хаосом, который у них вокруг повсюду.

Теперь поговорим о параноидном недоверии. В его основе лежит проекция как излюбленная психологическая защита.

Всем людям в той или иной мере свойственно пользоваться проекцией и интроекцией - т.е. ощущением, что то, что происходит с нами внутри, явлется внешним (проекция) или то, что происходит извне, является нашим внутренним (интроекция). Между прочим, именно за счет этого функционирует эмпатия. Например, человек осуждает себя за какой-то поступок и ему кажется, что на него осуждающе смотрят окружающие. Это проекция. А за счет интроекции, например, человек ощущает себя сильным, шагая бок о бок с решительно настроенными товарищами. Интроекция может служить психической защитой, если человек, приписывает пугающие его качества своего окружения самому себе. Например, жертва насилия начинает считать источником зла не тех, кто ее угнетает, а саму себя и так справляется со своим страхом. Проекция, напротив, служит для приписывания собственных качеств, которые переживаются как недостойные, своему окружению и тем самым помогает избавиться от вины. Например, человек переживает злость на кого-то, но так как такой прекрасный тип, как он, не может испытывать столь недостойного чувства, то он начинает считать, что злость исходит не от него, а от того, на кого он злится. И чрезмерное увлечение таким способом психической защиты это как раз случай параноидного характера.

Параноиды остро чувствуют мораль и очень хотят считать себя хорошими. Поэтому такие свои чувства, как гнев, жадность, зависть они приучаются ощущать не исходящими от них, а направленными на них. Расплачиваться за это, сами понимаете, приходится тем, что они оказываются в не самом милом окружении. Испытывают по отношению к этому окружению еще более недостойные чувства и еще более рьяно приписывают их не себе, а окружению, оказываясь в еще более мерзком окружении...
Мания преследования - это одна сторона параноидных страданий.
Вторая сторона заключается в том, что ощутив себя прекрасными рыцарями на белых конях, они, во-первых, мучительно жаждут найти в этом мире хоть кого-то достойного своей любви и получить от него внешнее подтверждение своей правоты, во-вторых, начинают испытывать мучительный стыд по поводу творящегося вокруг них безобразия. И чувствовать своим священным долгом оное безобразие исправить. Но безобразие как-то не спешит тотально исправляться, да и с объектами любви что-то все не клеится. В общем, стыд и тоска, тоска и стыд...

Надо сказать, несмотря на пугающее (ну, по крайней мере, лично для меня) описание параноидных процессов, адекватные параноидные личности - весьма достойные ребята. Адекватные - это то есть такие, которые защищают свою психику только в реально экстремальных ситуациях, а в остальное время способны к трезвому восприятию реальности. Они хорошие лидеры, потому что их автоматическая установка в конфликтной ситуации принимать стойку атакуемого добра способствует вербовке сторонников, а тяга найти себе достойных спутников и сделать мир прекрасным делает их способными на исключительную преданность и самопожертвование. (Правда, есть у их самоотверженности обратная сторона - берегитесь, если им покажется, что вы предали их.) Многим людям симпатичны такие типы. Кстати, столь обожаемый нашей исторической мифологией образ миролюбивого слуги царю и отца солдатам, примерного семьянина, зорко следящего за кознями соседей и готового обрушить на их головы поднятый ими меч, это он самый - идеал с легким параноидным акцентом.

То, насколько при этом тонка грань между величием и жалким безумием наглядно демонстрирует примерчик Адольфа Гитлера как сферического в вакууме неадекватного параноида при власти. Как ни парадоксально, но диссоциальные психопаты, жаждущие покорить мир (к примеру, Александр, Цезарь, Наполеон), имеющие основным мотивом деятельности не нейтрализацию врагов, а доказательство собственной охренительной крутости, смотрятся более симпатичными фигурами. При том, что облико морале у них мама не горюй. А у параноидного психопата как раз моральные принципы о-го-го, но вот с чувством реальности туго. В общем, мораль, аморальность и их использование на практике - такие тонкие моменты... ;)

Кстати, в завершение разговора о параноидной подозрительности и базисном недоверии хочу вспомнить колоритнейшие циничные откровения Наполеона Бонапарта. Во-первых, он считал, что миром правят страх и корысть. Причем жизнелюбиво так считал, оптимистично. Во-вторых, про людей он говорил, что можно доверять предателю, но не идиоту, потому что продажность - дело поправимое, а идиотизм - нет. Психоаналитики бы оценили характерность настроя, попади к ним на прием такой пациент. :)

@темы: статьи - мое, флуд